Заказ билетов:
+7 (495) 781 781 1
Подписка на новости
Поиск по сайту
Версия для слабовидящих
Пушкинская карта

МОСКОВСКИЙ ТЕАТР «Et Cetera»

Et Cetera

художественный руководитель александр калягин

главный режиссер Роберт Стуруа

Пресса

Его прекрасная леди

Юлия Рахаева
"Известия" , 13.11.2001
В Московском театре “Et Cetera” (художественный руководитель Александр Калягин) прошла премьера мюзикла «Моя fair леди». За день до премьеры новая работа была показана друзьям и представителям прессы. Так обычно делают в родном для режиссера-постановщика театре «Геликон-опера». Таким образом, Дмитрий Бертман пришел в чужой монастырь со своим уставом «Моя прекрасная леди» не просто мюзикл, а Мюзикл Мюзиклович. Даже тот, кто никогда не слышал имен Шоу и Лоу (Бернард Шоу написал литературную первооснову мюзикла — пьесу «Пигмалион», Фредерик Лоу — соответственно музыку к мюзиклу по этой пьесе), наверняка знает оттуда пару-тройку самых хитовых мелодий. Так что выбор Дмитрием Бертманом именно My Fair Lady для постановки вне стен родного театра был беспроигрышным. (Вообще-то он ставит вне его стен много и успешно, причем как в ближнем, так и в дальнем зарубежье, но только не в Москве.) Александр Калягин, предлагая ему поставить в “Et Cetera”, вел речь прежде всего о знаменитой «Жирофле-Жирофля», но Бертман, изучив все, что можно изучить, и не поняв, как можно заставить жить то, что давно мертво, предложил свой вариант. Тут тоже было все не просто. «Моя прекрасная леди» действительно имеет огромную сценическую и экранную историю, но дело в том, считает постановщик, что в переводе, во всяком случае на русский, теряется самая соль пьесы Бернарда Шоу. Конфликт ментальностей превращается в нечто, что можно запросто исправить с помощью обыкновенного логопеда, в которого, в свою очередь, при переводе превращается профессор Хиггинс. (Единственная на моей памяти удача на отечественной почве — балетный «Пигмалион» с Максимовой и Васильевым: именно потому и удача, что языком в том давнем уже случае был танец). И тогда появилась Ксения Драгунская, которая в своем либретто вернулась как раз к конфликту ментальностей. Причем к такому, которому ничего не делается, переводи хоть туда, хоть обратно. Дело происходит в наши дни в Москве. Ментальность английская сталкивается с ментальностью российской. Английская академическая (профессор и его соответствующее окружение) — с российской низовой. Цветочница Элиза Дулитл, замарашка с английского дна начала ХХ века, стала цветочницей Лизой Дулиной, впитавшей как губка всю скверну конца того же ХХ - начала ХХI века. В том числе скверну языковую. Случайно услышав, как Лиза изъясняется с подружкой Анжелой, профессор-славист из Англии Генри Хиггинс теряет голову. Он просто обязан привезти ее в Лондон и показать своим студентам! Но Лиза при всем при том девушка порядочная. Она должна показать своего «совратителя» родным. И вот профессор Хиггинс в квартирке близ станции «Серп и молот». То ли это еще Москва, то ли уже. Во всяком случае, Лизина бабушка, вылитая баба Шура из фильма «Любовь и голуби», сразу смекает: не иначе этому иностранцу нужна московская прописка! Папаша Дулин, вылитый Суходрищев из другого фильма — «Ширли-мырли», как это и положено в России, под самогон затевает разговор о международном положении, точнее, об американском империализме, еще точнее — о кознях лично Кондолизы Райс. Неожиданно в лице профессора «пикейный жилет» серп-и-молотовского разлива обретает единомышленника — Генри Хиггинс оказывается антиамериканистом. Зал при этом веселится на полную катушку — до такой степени, что кто-то уже не смеется, а хрюкает. Дальше действие вместе с двумя главными героями переносится в Англию. Такой веселухи уже, конечно, больше не будет. Спектакль то более динамично, то менее будет развиваться и двигаться, как ему и положено, к хеппи-энду. Не просто спектакль, а, напомню, мюзикл. А значит, в нем танцуют (увы, пока это получается не очень здорово) и поют. Причем иногда даже настоящим голосом. Драматические артисты. Год работы с педагогом-консультантом по вокалу Галиной Пичуриной, что называется, даром не прошел. Как и год занятий английским с Асией Баранчук. Исполнительница роли Лизы Наталья Благих изрядно освоила и то и другое. Кроме того, она прилично двигается. Виктору Вержбицкому (Генри Хиггинс) и вокал, и английский, и сценическое движение дались несколько хуже, но он настоящий премьер своего театра и играет, как в одной песне поется, «на честном слове и на одном крыле» своего актерского таланта и мужского обаяния. На пресс-конференции после прогона Дмитрий Бертман умолял написать о том, что спектакль сделан на смешные деньги. Пишу. А раз денег нет, то и мюзикла как жанра в России не будет. Две-три постановки погоды не делают. Мюзикл — шоу дорогое, должно всего не просто хватать, но и иметься в избытке. А при трех (!) рабочих сцены это уже не мюзикл, а закат солнца вручную. Кстати, о конфликте ментальностей. Один из корреспондентов на основании увиденного обвинил Бертмана в русофобии. Дескать, англичане у него и то и се, а наши — ни то ни се. Так ведь песня «Дубинушка» когда еще написана! А в ней:"Англичанин-мудрец, чтоб работе помочь, изобрел за машиной машину. А наш русский мужик, коль работать невмочь, так затянет родную «Дубину». Песня, между прочим, народная.

© 2007–2021, Театр Et Cetera

Официальный сайт Александра Калягина
www.kalyagin.ru

E-mail: theatre@et-cetera.ru

Адрес: 101000, Москва, Фролов пер., 2
Проезд: Метро «Тургеневская», «Чистые пруды», «Сретенский бульвар»

Схема проезда
Справки и заказ билетов
по телефонам:

+7 (495) 781-781-1
+7 (495) 625-48-47