Заказ билетов:
+7 (495) 781 781 1
Подписка на новости
Поиск по сайту
Версия для слабовидящих
Пушкинская карта

МОСКОВСКИЙ ТЕАТР «Et Cetera»

Et Cetera

художественный руководитель александр калягин

главный режиссер Роберт Стуруа

Пресса

Страдания скучны

Мария Хализева
"Вечерний клуб" , 08.11.2002
Свое десятилетие театр, возглавляемый Александром Калягиным, встречает сразу двумя премьерами: густонаселенной «Игрой снов» в постановке петербуржца Григория Дитятковского и моноспектаклем «Последняя запись Крэппа» в режиссуре тбилиссца Роберта Стуруа. Актерский расклад таков: в стриндберговском спектакле участвует значительная часть труппы, спектакль по Сэмуэлю Беккету исполняется художественным руководителем театра Калягиным в одиночку. Итак, Стриндберг, Дитятковский Еt Сetera. Непритворное увлечение творчеством Августа Стриндберга лично меня неизменно устрашает. Однако Дитятковский, с энтузиазмом обращающийся к безысходной драматургии шведского писателя, похоже, достаточно рационален, чтобы не остаться навсегда в плену его вязких, тошнотворных сновидений. Одарив несколько лет назад петербургский БДТ пьесой «Отец», облагороженной выдающейся актерской работой Сергея Дрейдена, режиссер решил осчастливить Москву и взялся репетировать «Игру снов» в пригласившем его театре “Et Cetera”. Формальный профессионализм создателей действа налицо. На актеров, к сожалению, это утверждение не распространяется. Все пожелания драматурга, высказанные в кратеньком «Напоминании», старательно учтены постановщиком и сценографом (Эмиль Капелюш(*)): «бессвязная, но кажущаяся логичной форма сновидения» — бессмыслица затирает и задавливает крупицы логики, «времени и пространства не существует» — время на спектакле коварно останавливается, «смесь воспоминаний, переживаний, свободной фантазии, вздора и импровизаций» — вздор лидирует с отрывом, «герои расщепляются, раздваиваются, испаряются» — и даже растраиваются, «сон-избавитель — нередко бывает мучительным» — особенно для публики! et cetera. Зрелище вышло донельзя эстетское: красивое и томительное, фрагментарное и тягуче-многозначительное. Призрачная голубая подсветка вскоре сменяется призрачной же коричневой, в некий момент перетекая в неестественно желтый, какой-то безжалостно-больничный свет. Тут вам и шум ветра, и звук хлюпающей воды, и легкий дымок, и причудливые звуки рояля. И очень много слов! Совершенно лишних! С предельно внятным лейтмотивом: «Жалко людей!» Подвижная деревянная рама величиной во все зеркало сцены постоянно изменяет пространство спектакля, вычерчивая в глубине на заднике двери, щели, окна и всякие неприспособленные в быту, но такие завораживающие для глаза геометрические фигуры. Не менее прыток и реквизит этой постановки: ряды деревянных лавок с лихостью катаются по авансцене; покрытые скатертями столы бесконечно носят взад-вперед; сигнальными флажками, красными и белыми, естественно, сигналят без устали — мир все глубже погружается в пучину броуновского движения. Однообразного, хаотичного, бездумного. Et cetera. Героев множество, сюжета минимум, поскольку: «превыше всего — сознание сновидца». Каково такое смотреть два часа кряду? — Можно попытаться проснуться, а можно с твердостью испить чашу театральной грезы до дна, вынеся при этом стойкое убеждение: беспросветно скучны человеческие страдания. Ибо мелки, ничтожны, многословны.

© 2007–2021, Театр Et Cetera

Официальный сайт Александра Калягина
www.kalyagin.ru

E-mail: theatre@et-cetera.ru

Адрес: 101000, Москва, Фролов пер., 2
Проезд: Метро «Тургеневская», «Чистые пруды», «Сретенский бульвар»

Схема проезда
Справки и заказ билетов
по телефонам:

+7 (495) 781-781-1
+7 (495) 625-48-47