Заказ билетов:
+7 (495) 781 781 1
Подписка на новости
Поиск по сайту
Версия для слабовидящих
Пушкинская карта

МОСКОВСКИЙ ТЕАТР «Et Cetera»

Et Cetera

художественный руководитель александр калягин

главный режиссер Роберт Стуруа

Пресса

Это не сон

Майя Одина
"Сегодня" , 25.04.2000
РОБЕРТ Стуруа сделал шекспировского «Шейлока» в эстетике Рене Магрита. Сценография Георгия Алекси-Месхишвили — прямое цитирование бельгийского сюрреалиста. Стерильная гладь офиса банкира Антонио (Александр Филиппенко) прерывается прямоугольником прекрасного голубого сада. Фигуры персонажей множатся экранами компьютеров и телевизоров. Сюжет превращен в нереальность и втиснут в паспарту видений и снов. Шейлок (Александр Калягин) — с непроницаемым лицом, в котелке, черном отутюженном костюме и с зонтиком. Двое наблюдающих, несмотря на свое непосредственное присутствие на сцене, разглядывают происходящее с видом посторонних и обмениваются многозначительными репликами и взглядами.Сюжет «Венецианского купца» действительно похож на сон, который мог бы потревожить воображение какого-нибудь бизнесмена в меланхолии, вроде сеньора Антонио. Еврей и кредитор с неправдоподобным упорством требует платы по векселю — фунт христианского мяса. Законы же нерушимы и бессильны. Шейлок настойчиво глух к милосердию. Достоверность этого персонажа такова, что уже начинает казаться нереальной. Безутешное горе из-за бегства дочери и исчезновения дукатов мгновенно сменяется искренней радостью по поводу утонувших кораблей должника-христианина. Взамен порванному на глазах у всех векселю торжественно достается дубликат. Намеренно изящно точатся ножи и заботливо приготовляются весы. В то время как окружающие взывают к милосердию, Шейлок самодоволен и непроницаем. Он намерен взять у Антонио «фунт мяса ближе к сердцу, и ни на грамм больше» — все как указано в договоре. Он следует законам настолько буквально, что ставит под сомнение сам смысл их существования. Александр Калягин представляет точную копию с того еврея, который обыкновенно является в историях, анекдотах и рассказах христиан. Его Шейлок — это не конкретный персонаж и злой герой сновидения. В спектакле Стуруа — это образ, давно и навсегда застывший в подсознании. «Шейлок» в театре Et cetera чуть ли не документально представляет вечную взаимную нелюбовь евреев и христиан и абсурд, из-за этого проистекающий. Все это легко может довести до узаконенного кровопролития. Тем более что, как явственно следует из спектакля, при наличии закона здравый смысл не имеет права голоса. Но если у Шекспира все завершается унизительнейшим поражением Шейлока, то у Стуруа нет ни победителей, ни побежденных. Он обрывает свой спектакль-сновидение неожиданным, с помощью ловко отысканных тонкостей юриспруденции, спасением Антонио. А дальше оба, и Антонио и Шейлок, при свете огоньков уснувших компьютеров признают, что это была лишь «такая ночь, как день больной».Роберт Стуруа далек от морали. Но то, что все происходящее на сцене в любой момент может оказаться не сном, — очевидно. «Шейлок» Cтуруа не оправдывает ни евреев, ни христиан. Он о том, что официальные пиджаки, офисный этикет и скучнейшая политкорректность все-таки лучше, чем сорванные маски и следующие за тем войны.

© 2007–2021, Театр Et Cetera

Официальный сайт Александра Калягина
www.kalyagin.ru

E-mail: theatre@et-cetera.ru

Адрес: 101000, Москва, Фролов пер., 2
Проезд: Метро «Тургеневская», «Чистые пруды», «Сретенский бульвар»

Схема проезда
Справки и заказ билетов
по телефонам:

+7 (495) 781-781-1
+7 (495) 625-48-47