Заказ билетов:
+7 (495) 781 781 1
Подписка на новости
Поиск по сайту
Версия для слабовидящих
Пушкинская карта

МОСКОВСКИЙ ТЕАТР «Et Cetera»

Et Cetera

художественный руководитель александр калягин

главный режиссер Роберт Стуруа

Пресса

Толкование сновидений

Олег Зинцов
"Ведомости" , 25.04.2000
В театре Et Cetera прошли премьерные показы спектакля «Шейлок» в постановке Роберта Стуруа. Это уже вторая в нынешнем сезоне версия шекспировского «Венецианского купца» на московской сцене.Вслед за Михаилом Козаковым, сыгравшим мстительного ростовщика-иудея в Театре им. Моссовета, в роли Шейлока на подмостки вышел Александр Калягин. Исполнить обязанности другого важнейшего фигуранта пьесы — венецианского купца Антонио — был приглашен Александр Филиппенко.На пресс-конференции, предварявшей премьеру, Стуруа объявил, что главной в его спектакле будет тема ксенофобии: «Я взял эту пьесу, потому что к концу XX века разразились такие ужасные этнические конфликты. Мы решили рассказать об этом странном человеческом качестве — не любить представителей других народов.»Ввиду актуальности проблемы классическая коллизия подверглась радикальной модернизации. Дивной красоты декорация Георгия Алекси-Месхишвили — столы с компьютерами на фоне цветущих сакур и огромный стеллаж с несколькими мониторами — смотрится как шедевр современного офисного дизайна. Героя-любовника Бассанио (Алексей Завьялов из Театра им. Вахтангова) и его друзей одели в стиле поколения next, злополучный вексель Антонио с обязательством выплатить в виде неустойки фунт собственной плоти размножили на ксероксе, инфантильной Шейлоковой дочери Джессике (Мария Скосырева) дали леденец типа «чупа-чупс».Подобный постановочный ход использовали и в Театре Моссовета — там режиссер Андрей Житинкин вручил всем персонажам по мобильному телефону, превратил венецианского ростовщика в банкира и разыграл шекспировский сюжет в эстетике телешоу, нещадно спекулируя при этом на том же мотиве ксенофобии. Однако различий в двух «Купцах» оказалось куда больше, чем сходства.История Шейлока в спектакле Стуруа — морок, фантасмагория, причудливый трип. Антонио здесь — почти что Просперо из «Бури»: он творит алогичный мир спектакля, существующий вне всякой зависимости от шекспировского текста, взмахом дирижерской палочки — до того момента, пока этот мир не выходит из-под контроля; ксенофобию Стуруа трактует как феномен глубоко иррациональный, спрятанный в подсознании и не имеющий никакого разумного объяснения. Этакий основной инстинкт, срабатывающий совершенно одинаково у любого персонажа.Калягинский Шейлок к пренебрежительному отношению, однако, не располагает. Этот респектабельный господин в черной тройке и с толстой сигарой в зубах временами удивительным образом напоминает Марлона Брандо из копполовского «Крестного отца»; в манере ростовщика можно заметить и властность, и спокойную уверенность в том, что он не тварь дрожащая, но право имеет. Впрочем, этот Шейлок способен и на страдание, и на трагический пафос: знаменитый монолог о том, что иудеи тоже чувствовать умеют, звучит со всей подобающей случаю патетикой.Но лучше всего Калягину и Стуруа удается не трагедия, а гиньоль. Финальная сцена суда разыграна в премьерном спектакле с иезуитской изощренностью и саспенсом настоящего ночного кошмара.А пробуждение Антонио наступает после другой дикой сцены: когда массовка, весь спектакль бодро приплясывавшая под музыку Гии Канчели, начинает исступленно избивать Шейлока и, надев на него шутовской колпак, усаживает на осла. Тут-то Антонио и просыпается в холодном поту: притча, увиденная во сне, завершается не моралью, но сеансом шоковой терапии, действующей куда как более эффективно.

© 2007–2021, Театр Et Cetera

Официальный сайт Александра Калягина
www.kalyagin.ru

E-mail: theatre@et-cetera.ru

Адрес: 101000, Москва, Фролов пер., 2
Проезд: Метро «Тургеневская», «Чистые пруды», «Сретенский бульвар»

Схема проезда
Справки и заказ билетов
по телефонам:

+7 (495) 781-781-1
+7 (495) 625-48-47