Подписка на новости
Поиск по сайту
Обычная версия сайта
Заказ билетов:
+7 (495) 781 781 1
Пушкинская карта

МОСКОВСКИЙ ТЕАТР «Et Cetera»

Et Cetera

художественный руководитель александр калягин

главный режиссер Роберт Стуруа

14.05.2024 "Мы не играем китайцев, мы рассказываем общечеловеческую историю" СИНЬХУА Новости 07.05.2024 В "Et Cetera" исполнят "Музыку Победы" Театрал 29.03.2024 «Любовная досада» в театре Et Cetera Story 26.03.2024 «Любовная досада»: дарит только положительные эмоции и восторг Ирина Аренкова , Musecube 01.03.2024 Маленький человек остается крошечным даже в увеличительное стекло Софья Малинникова , Театрал 14.02.2024 Не дай вам Бог жить во время перемен: спектакль «Чайная» в Et Cetera Татьяна Филиппова , Газета "Культура" 25.01.2024 «Чайная»: Год Китая в России. Китайская пьеса, китайский драматург и китайский режиссер в Театре Et Cetera Наталья Анисимова , Musecube 25.01.2024 «Чайная» в театре Et Cetera: «Мы не говорим о государственных делах» Оксана Есипова , Musecube 23.01.2024 «Чайная» в театре Et Cetera Story 19.01.2024 Премьера спектакля "Чайная" прошла в столичном театре Et Cetera Лидия Широнина , Москва 24 19.01.2024 Время пить чай. Премьера спектакля режиссера Ичэнь Лю в театре «Et Cetera» Театр To Go 17.01.2024 Знать о жизни самое простое Марианна Власова , Независимая газета 16.01.2024 В Москве театр Et Cetera покажет спектакль "Чайная" ТАСС
Пресса

“Грузия и моя родина, не только президента”


Московский Комсомолец , 15.10.2011
Случившийся летом скандал с увольнением Роберта Стуруа с поста главного режиссера Тбилисского театра имени Руставели завершился в Москве. Теперь у Роберта Робертовича появился новый должностной эпитет — «приглашенный». Его приглашают Англия, Россия, Грузия. Пока он закрепился в театре под руководством Александра Калягина. 14 октября театр «Et сetera» официально открыл новый, 19-й сезон. Есть новости: четыре принятых молодых артиста, премьера «Орфей» по Жану Кокто в постановке Владимира Скворцова и «Похождения Шипова, или Старинный водевиль» по прозе Окуджавы, режиссер Сергей Грицай. В октябре начинает репетиции по Чехову режиссер Антон Яковлев, в ноябре — Марина Брусникина (повесть Александра Васильева «Моя Марусечка»). Но главный сценически-политический гвоздь сезона — конечно, новое творческое лицо театра. Как признался продюсер «Et сetera» Давид Смелянский, должность «приглашенный главный режиссер» пришлось ввести в штатное расписание, ни в одном театре такого нет. — В январе начинает работу над новым спектаклем главный режиссер театра... — говорит Калягин. — Приглашенный, — поправляет его Стуруа. — Все равно главный режиссер. — Меня освободили от должности за то, что я ксенофоб, — рассказал Роберт Стуруа, усмехаясь в усы, — официальная версия министра культуры именно такова. В сентябре у нас проходил международный театральный фестиваль. После моего спектакля по Томазу Чиладзе «Сезон охоты» меня попросили встретиться со Всемирной ассоциацией критиков. И я оказался на допросе, как, наверное, сенатская комиссия рассматривала вопрос Клинтона и его сожительства с секретаршей. Они час выясняли, ксенофоб ли я. А я не люблю оправдываться. И я понял, что они решат, что я все-таки ксенофоб. Но они опубликовали меморандум, что это ложь, что они просят правительство Грузии исправить эту ошибку... Художника надо рассматривать по произведениям, а не по высказываниям. Бывает, что мы ругаем и отца, и мать, эмоциональные моменты у нас тоже бывают. Спектакль Роберт Робертович еще не выбрал, также не четко пока очерчено разделение обязанностей между Калягиным и Стуруа. — Я вежливый человек, буду спокойно себя вести, — шутит Роберт Робертович. — Если люди многие годы работали вместе и понимают друг друга, творческая жизнь театра не изменится. Это прибавление, а не вычитание, как в других театрах, — говорит Сан Саныч. — При этом вы покидаете Грузию? — Нет, это и моя родина, не только президента. В моем театре я бы не стал ставить, даже если бы пригласили, но в каком-то другом — возможно. В Тбилиси было выступление вроде как в мою поддержку, пришло пять тысяч человек. Они перекрыли проспект Руставели, поставили мое чучело... Я уже боялся — сжигать начнут. Это странное проявление любви к театру, к моей работе. Я не покину Грузию.