Заказ билетов:
+7 (495) 781 781 1
Подписка на новости
Поиск по сайту
Версия для слабовидящих

МОСКОВСКИЙ ТЕАТР «Et Cetera»

Et Cetera

художественный руководитель александр калягин

главный режиссер Роберт Стуруа

10.08.2001 Взбитые сливки и сырой мякиш Ярослав Залесиньский , "Дзенник Балтыцки (Рейсы)" 09.08.2001 V Шекспировский фестиваль. Купец из Москвы Кшиштоф Гурский , "Газета Выборча" 09.08.2001 Шейлок среди папок “Korona” Ян Боньча-Шабловский , "Жечпосполита" 09.08.2001 Сердце Шейлока Беата Чеховска-Деркач , "Глос Выбжежа" 09.08.2001 Новорусский купец Кшиштоф Гурский , "Газета Выборча (Газета Морска)" 09.08.2001 Еврей и христианин Юстына Сверчиньска , "Шекспировская газета" 09.08.2001 Месть Шейлока Беата Лентас , "Шекспировская газета" 09.08.2001 Шейлок, или Исторические медитации Наталья Лигажевска , "Шекспировская газета"(печатный орган V Шекспировского фестиваля) 08.08.2001 Антисказка Агнешка Сыновска , "Шекспировская газета" 07.08.2001 Рекомендую Венецианского купца Ежи Лимон, председатель Фонда Theatrum Gedanensis «Дзенник Балтыцки» 01.05.2001 Венецианский еврей на русской сцене Алексей Бартошевич , "Дом Актера"
Пресса

Сердце Шейлока

Беата Чеховска-Деркач
"Глос Выбжежа" , 09.08.2001
Не слишком часто режиссеры выбирают для шекспировской постановки «Венецианского купца». Только погоню за деньгами, сегодня такую же хищническую, как и во времена стратфордского гения, относительно просто удается перевести на современный язык. Для великого режиссера Роберта Стуруа это лишь фон событий. Он создал спектакль пронзительный и страшный. Еврей Шейлок, чтобы облегчить свои страдания, хочет вырвать у христианина — венецианского купца — сердце. Вырезать хирургическим скальпелем «фунт мяса» и взвесить. Только тогда он сможет заплакать. И над собой, и над купцом. В этой роли — необыкновенный Александр Калягин История о скупом еврее Шейлоке, от которого убегает дочь, и о пламенной страсти молодого венецианца и прекрасной Порции, которым помогает венецианский купец, напоминает скорее скандальное приключение, достойное разве что голливудского костюмированного фильма. Но эту историю режиссер спектакля Роберт Стуруа помещает в антураж современного офиса с белой мебелью, компьютером и телевизором. Кажется, что с минуты на минуту начнется программа биржевых новостей. В начале спектакля венецианский купец Антонио — у Стуруа это человек, занимающийся темными делами и окруженный людьми, которые напоминают членов мафиозной группировки, — произносит претенциозную фразу о печали, которой так много в нем, что бремя это слишком тяжело, о печали, которая, разумеется, неизвестно откуда берется. Но именно из этой раздражающей в первый момент сентенциозной фразы рождается спектакль. Стуруа медленно, болезненно и точно, как хирург, открывает истоки этой печали, обнажает человеческие страдания, ненависть, жажду мести, идею справедливости, благость милосердия. Он строит спектакль прежде всего на противостоянии между евреем Шейлоком (в этой роли — необыкновенный Александр Калягин) и христианином Антонио, венецианским купцом (Виктор Вержбицкий). Надменный, скучающий, «надутый» Антонио — Шейлок для него пес-ростовщик с грязными деньгами, который за процент отдаст душу дьяволу. Но в искреннем порыве прекраснодушия Антонио готов помочь юному другу — и подписывает долговой вексель. Шутит, что если деньги не будут возвращены, то Шейлок сможет вырезать фунт мяса из любой части его тела, — и эта шутка становится его проклятием. Шейлока боятся подчиненные, сдувающие пылинки с его костюма, — но не Антонио. Он глубоко, всем сердцем презирает Шейлока. Этому презрению и ненависти Шейлок научился у него — и превзошел учителя. Превзошел до такой степени, что сам боится своей ненависти, но месть уже стала смыслом его жизни. Сцена суда перед венецианским дожем (Людмила Дмитриева), когда Шейлок добивается своего страшного права, наверное, самая волнующая. Гротескный суд, гротескные люди. Реален только образ чистой ненависти, когда все бросаются на Шейлока, а Антонио кричит: «Сделайте из него христианина!» Одновременно с этим мы видим искривленные жаждой мести лица на экране телевизора, стоящего в офисе. Но это уже не просто телесюжет, столь частый в информационных программах, — можно дотронуться до этой ненависти, потому что она — здесь и сейчас, на наших глазах. А милосердие? «Милости нельзя добиться, она снисходит на землю теплым летним дождем», — говорит прекрасная Порция, переодетая в мудреца (Алена Ивченко). Великим спектакль Стуруа делают и актеры. Александр Калягин, спокойно затачивающий скальпель, создал исключительный образ — его Шейлок внушает отвращение и вызывает сострадание, мстит и любит, он и разумен, и туп в своей жажде мести. Замечателен в роли скучающего Антонио Виктор Вержбицкий. Забавны и страшны одновременно претенденты на руку Порции в исполнении Игоря Золотовицкого. Алена Ивченко в роли уставшей, потерянной, несчастной Порции и Мария Скосырева в роли двуликой дочери Шейлока — замечательные партнерши актеров в этой игре за сердце Шейлока. В спектакле Стуруа много абсурда, гротеска и юмора, что делает поразительный мир, открывающийся нам, окончательно невыносимым. Здесь нет ни лишней сцены, ни лишнего слова или жеста — у всего свое место и свой смысл. И, когда Шейлок уходит в шутовской шапке, понятно, что через мгновение может опускаться занавес.

© 2007-2020, Театр Et Cetera

E-mail: theatre@et-cetera.ru

Адрес: 101000, Москва, Фролов пер., 2
Проезд: Метро «Тургеневская», «Чистые пруды», «Сретенский бульвар»

Схема проезда
Справки и заказ билетов
по телефонам:

+7 (495) 781-781-1
+7 (495) 625-48-47