Заказ билетов:
+7 (495) 781 781 1
Подписка на новости
Поиск по сайту
Версия для слабовидящих
Пушкинская карта

МОСКОВСКИЙ ТЕАТР «Et Cetera»

Et Cetera

художественный руководитель александр калягин

главный режиссер Роберт Стуруа

09.12.2011 Сказочный мир Виктора Вержбицкого Камилла Парпиева , Celebrites Узбекистан 07.12.2011 Урок семейной психологии от Жана Кокто Марина Шимадина , «Известия» 15.10.2011 “Грузия и моя родина, не только президента” Московский Комсомолец 15.10.2011 Роберт Стуруа будет ежегодно ставить в Et Cetera два спектакля «Аргументы.ру» 14.10.2011 Роберт Стуруа стал приглашенным режиссером театра Et Cetera Алла Шевелева , «Известия» 14.10.2011 Известный режиссер Роберт Стуруа возглавил московский театр Interfax-Russia.ru 14.10.2011 Роберт Стуруа устроился на работу в театр Et Cetera Lenta.ru 14.10.2011 В Et Cetera новый главный режиссер – Роберт Стуруа «Новые известия» 14.10.2011 Роберт Стуруа стал главным приглашенным режиссером театра Et Cetera Валентина Денисова , «Комсомольская правда» 14.10.2011 Театр «Et Cetera» встречает главного приглашенного режиссера ТК Культура 14.10.2011 Тандем в театре Interfax 09.09.2011 Александр Калягин: Как нам обустроить театр Александр Калягин , «Известия» 08.09.2011 Режиссер в изгнании Владимир САРИШВИЛИ , «Трибуна» 10.08.2011 Кавказский круг в центре Москвы Сергей Крюков , «WATCH» 04.08.2011 Winners at 19th Moscow Times Theater Awards/Победители 19-ой театральной премии «Moscow Times» Джон Фридман , «The Moscow Times» 03.05.2011 Монолог с властью Ольга Фукс , «Вечерняя Москва» 25.01.2011 В Петербурге покажут новые спектакли Театра Et Cetera Новости телеканала Культура
Пресса

Кавказский круг в центре Москвы

Сергей Крюков
«WATCH» , 10.08.2011
Театральный режиссер Роберт Стуруа, спектакли которого еще в ХХ веке стали легендами мировой сцены, и сегодня открывает новые миры и континенты. Этот художник вненационален – не грузинского и не российского, а мирового масштаба. Его постановок каждый раз ждут с замиранием сердца. Чаще всего самого режиссера можно застать дома, а вот творения – в Киеве и Самаре, Буэнос-Айресе и Иерусалиме. Но Москва – как вчера, так и сейчас – остается одной из самых гостеприимных и преданных его почитательниц. Наверное, не осталось ни одного престижного фестиваля, где не были бы представлены спектакли тбилисского Театра имени Шота Руставели, которым вот уже более тридцати лет руководит Роберт Стуруа. С творчеством коллектива знакомы зрители Дюссельдорфа, Мехико, Эдинбурга, Рима. Искусством грузинских актеров восхищались зрители Аргентины, Австралии, Польши, Франции, Швейцарии. Многие театралы могут и не знать, где на карте находится Грузия, а вот афиши с названиями на грузинском языке – «Кваркваре», «Кавказский меловой круг», «Ричард III», «Король Лир», «Гамлет», «Макбет» - самые драгоценные в их коллекциях. ЗОЛОТАЯ МИЛЯВ 1980-х, на первых же гастролях в Англии, спектакль «Ричард III» английские критики сначала пытались уличить в искажении трактовки образа шекспировского персонажа Ричарда, но после просмотра единодушно признали лучшим. А «Гамлет», поставленный на сцене лондонской Riverside Studios в 1992-м, был внесен Международным шекспировским обществом в число 10 лучших мировых интерпретаций этой пьесы за 50 лет. Он открыл миру целое созвездие актерских имен. Например, Рамаза Чхиквадзе. С этим артистом Стуруа сделал два своих самых блистательных спектакля - «Ричард III» (1979) и «Кавказский меловой круг» (1975), принесших ему мировую известность. Вне Грузии Стуруа осуществил около 30 постановок пьес Шекспира, Софокла, Мольера, Брехта, Чехова, Островского и других драматургов-классиков. Открыл или вернул мировому театру Гоцци, Кольдерона, Табукашвили, Робакидзе, Гогебашвили, Бугадзе. Ставил и продолжает ставить спектакли в оперных театрах – «Музыку для живых» своего друга и соавтора Гии Канчели, «Огненного ангела» Сергея Прокофьева, «Отелло» Верди и «Кармен» Бизе. «Видения Иоанна Грозного» Сергея Слонимского сегодня идут в Самаре, а «Евгений Онегин» Петра Чайковского – в Болонье. Роберт Стуруа – мэтр, мастер и почетный гость. Награды и титулы могли бы занять не одну страницу журнала. В чем же секрет столь масштабной популярности этот скромного и даже застенчивого в жизни человека? Прежде всего, в самобытном режиссерском почерке, который он совершенствует с каждой новой работой. Этот почерк прост и виртуозен одновременно. Его ясность и глубокий смысл всегда облачены в яркую парадоксальную форму, а актерская игра доминирует над другими выразительными средствами. Он черпает творчество в национальном колорите. Но, пожалуй, главный секрет Стуруа состоит в том, что он никогда не останавливается. А его золотая миля маячит, как путеводная звезда, где-то впереди. ВОЛШЕБНЫЙ КЛЮЧПост режиссера в Грузинском академическом театре имени Шота Руставели Роберт Стуруа занял в 1979-м, а уже через год стал там художественным руководителем. К этому времени он уже был сложившимся мастером со своим видением, стилем и методом: громко заявил о себе в искрометном «Сейлемском процессе» Артура Миллера; безупречное владение театральной формой продемонстрировал в постановке «Мачехи Саманишвили» Давида Клдиашвили; а увлеченность игровой стихией проявил в «Хануме» Авксентия Цагарели, веселом представлении, в котором реалистические персонажи существовали по правилам условной игры. И наконец, отметился как авторнашумевшего спектакля «Кваркваркаре», куда была вставлена сцена из брехтовской пьесы «Карьера Артуро Уи». Так в творчестве Стуруа начался брехтовский период – время тотального моделированиякартины человеческого мира. Раскованный, импульсивный стиль грузинской актерской школы гармонично соединился с интеллектуальным, жестким методом Бертольда Брехта. «Театр отчуждения» - главный секрет немецкого реформатора сцены – Стуруа открыл с помощью своего ключа и самобытной театральной игры. Но во всем этом были и русские корни. Педагогом Стуруа в Тбилисском театральном институте стал Михаил Туманишвили, ученик великого Георгия Товстоногова – наверно, самого авторитетного педагога в те времена и самого верного последователя Станиславского. И хотя эстетика русского психологического театра несколько далека от грузинской театральной эстетики, принципы режиссерского анализа и работы с актером по системе Станиславского для Стуруа незыблемы. КРУГ УСПЕХАЗритель в его спектаклях, сам не замечая как, превращается из наблюдателя в свидетеля, а к концу спектакля в судью. Не сатира, а ирония, не вопрос, а намек, не вызов, а предупреждение. Так родился, пожалуй, самый известный его брехтовский опус – «Кавказский меловой круг». Спектакль-легенда живет уже тридцать лет и не только не потерял своей актуальности, но и приобрел новое, резкое звучание. В старой восточной притче о том, как кровная и приемная мать делят ребенка, вытягивая его за руки из очерченного мелом круга, все проблемы актуальны. Рисунок спектакля – карикатурный, условно-гротесковый – объединяет в себе все времена. Эта очень человечная постановка, отсылающая нас к итальянской комедии дель арте. Образ-маска, наметившийся еще в ранних версиях «Кавказского мелового круга», стал естественным элементом новой театральной реальности, способной трансформироваться и с легкостью вмещать в себя любое содержание. Исключительное чутье и эстетический вкус позволили режиссеру легко смешать гротеск с психологической драмой, клоунаду с трагедией, мелодраму с фарсом. Это изысканное театральное блюдо и сегодня восхищает гурманов. СЛАВА КОРОЛЕЙПостепенно Стуруа проложил свою собственную дорогу и к Шекспиру. Английский драматург сыграл в его жизни особую роль: иногда кажется, будто некоторые пьесы написаны спе­циально для грузинского режиссера. А спектакли по ним настолько неодно­значно толкуют классические образы, настолько многогранны и психологич­ны, что сразу и не скажешь - обвиняет или оправдывает Стуруа тиранов, злодеев, убийц. Однако точно он им гарантирует одно: шанс прожить на сцене страстную, мятущуюся жизнь. Своего блистательного «Ричарда III» Стуруа поставил в том же 1979-м, только вступив на пост худрука театра, с вели­ким Рамазом Чхиквадзе в главной роли. Этот актер всецело причастен к миро­вой славе шекспировских постановок Стуруа. Так же как его верные соав­торы - композитор Гия Канчели и ху­дожник Георгий Алекси-Месхишвили. Сегодня к корифеям грузинской сцены добавились актеры молодого поколе­ния - Заза Папуашвили, Нино Касрадзе, Леван Берикашвили. И «Ричард III», и «Макбет», и «Гамлет», и «Король Лир» - словно один гран­диозный провидческий спектакль, предупреждающий нас о том, как игра ума может привести к чудовищному за­блуждению. И везде у Стуруа беспечная выдумка и карнавальная бесшабаш­ность сменяются предчувствием злове­щего финала, катастрофы, которая, как черная дыра, увлекает за собой живое и мертвое, возвышенное и низменное. В этих спектаклях проявилась склон­ность Стуруа к философской режиссуре, в которой карнавальное восприятие мира обязательно несет в себе ощуще­ние трагического финала. ГДЕ-ТО НА СЕРЕДИНЕ ПУТИ Сегодня в свой «бедный», эпический театр он то и дело впускает высокий дух романтической лирики. Философское осмысление судьбы совершает с по­мощью уроков веры. Так, в «Евангелии от Якоба», поставленном по букварю Якоба Гогебашвили, создателя совре­менной грузинской азбуки, и язык, и театральная выразительность раскладываются на самые простые составные части, из которых на глазах зрителя постепенно слагаются все более сложные комбинации. Мир Стуруа стал философским, романтичным, лиричным, мягким. Он смог прорасти в брехтовском «Добром человеке из Сычуани». В эмоциональ­ной и нервной постановке «Что ж с того, что мокрая сирень», которая до сих пор пользуется невероятной популярностью среди тбилисской молодежи. Но все-таки лучшие работы Стуруа всегда остро социаль­ны и в чем-то даже опасны. Таков контекст его философского видения мира: это было у Брехта и Шекспира в конце XX века, так продолжается и сегодня с современными грузински­ми авторами и классиками. Пример того - нашумевший спектакль «Сол­ит, любовь, охранник и президент» по пьесе Лаши Бугадзе, которого четыре года назад из-за политических неурядиц не пустили на московский Чеховский фестиваль. Почти все, что ставится на грузин­ской сцене - будь то «Сладковато- печальный запах ванили» или «Невзгоды Дариспана», - пронизано горькими думами о будущем нации и страны, везде отчетливо звучит гражданская позиция. Вот, казалось бы, пьеса всего лишь рассказывает о междоусобицах мелкопоместных дворян XIX века. Но Стуруа перенес ее в наше время и недвусмысленно снабдил горькой иронией и мрачными предчувствиями о бессмысленных поисках самоидентификации народов. Кстати, главные роли в обоих спектаклях - «печального незнакомца» и Дериспана – играет молодой Заза Папуашвили, звезда современной грузинской сцены и один из главных протагонистов Роберта Стуруа. ШЕКСПИР НАД МОСКВОЙ Когда в Москву в 1980-х он привез «Кав­казский меловой круг» - в искушен­ном столичном мегаполисе случился театральный бум: зрители сидели в проходах, вываливались на сцену, висели как-то гроздьями на люстрах. Публика была совершенно потрясена абсолютно незнакомой поразительной культурой игры, которую демонстриро­вали тбилисские актеры. С тех пор в столице Стуруа - и желан­ный гость, и любимый автор. В 1988-м он поставил «Брестский мир» Михаила Шатрова в Театре имени Евг. Вахтан­гова. Через десять лет в «Сатириконе» явил на свет шекспировского «Гамлета» с Константином Райкиным в главной роли. Спектакль был отмечен преми­ей «Чайка» за самую оригинальную режиссерскую интерпретацию. В 2002-м там же и впервые на российской сцене сделал «Синьора Тодеро хозяина» по пьесе Карло Гольдони. В 2004-м в репер­туаре Театра им. Пушкина появился его «Ромео и Джульетта». А в последние годы самым успешным стало сотрудничество Стуруа с театром Александра Калягина Et Cetera. В 2000-м он поставил там «Шейлока» («Венеци­анского купца»), позже - «Последнюю запись Крэппа» Самюэля Беккета. И вот, наконец, «Бурю» Шекспира - знамени­тое завещание великого драматурга. ЗЕРКАЛО МИРА ТЕАТР ET CETERA Спектакли, поставленные грузинским режиссером в театре Et Cetera, - всег­да праздник, веселое карнавальное действо. Сценография, музыка, костюмы - все завораживает зрителя. Актеры театра Стуруа сегодня - это отчасти и актеры театра Калягина. Поработав с ним, они открыли в себе новые возможности, обогатили свой опыт новыми красками и полутонами. Теперь они умеют легко играть злодеев и праведников, готовы солировать на сцене, владеют клоунадой, эксцентри­кой и чем-то напоминают «ревущих сердцем» актеров грузинской школы. Благодаря Стуруа с них вмиг слетел психологический флер и они стали мощнее и грандиознее. Потому что в его спектаклях каждый раз нужно демонстрировать скоморошье мастер­ство и детскую непосредственность, сочетая при этом природную стихию с выразительным рисунком и удиви­тельно тонким пониманием роли. Своим «Венецианским купцом» Стуруа, безусловно, бросал вызов загипноти­зированному идеями политкоррект­ности обществу, а потому на роль еврея Шейлока ему требовался актер, который говорил бы об этой проблеме мужественно и проникновенно. В этом спектакле особенно проявляется яркая актерская индивидуальность Александра Калягина. Он, как никто другой, способен одухотворить прозаичную природу человека и сделать ее близкой и понятной. Этот актер удивитель­но музыкальный, со своей мягкой, изящной интонацией игры. В любом выходе на сцену он приковывает пу­блику одним только тембром голоса - его взгляды и жесты раскрепощают и поэтизируют реальность. Но настоящая вершина поисков Стуруа в Et Cetera - спектакль «Буря», который сегодня возродил в Москве интерес не только к Шекспиру, но и к настояще­му эпическому взгляду на события. Его стиль - философский карнавал, тяготеющий к грустной клоунаде. Неслучайно Ариэль - почти клоун, а Калибан - сказочный уродец. Дей­ствие пьесы, сильно сокращенной, но не потерявшей трагической силы, про­исходит как в сюрреалистическом сне, в наваждении. Понятия смещены, обы­денная логика нарушена, и ни о чем нельзя судить с полной уверенностью. Эта постановка исполнена волшебства, иронии и произвола формы. У Шекспира мудрец Просперо - всемо­гущий волшебник, познавший тайны природы и научившийся повелевать стихиями. Герой Калягина отнюдь не кажется всемогущим магом. Он другой: усталый, разочарованный в жизни человек. И даже жажда отомстить брату за свое падение уходит на второй план и не удовлетворяет его желаний. Мудрый Роберт Стуруа и проникновенный Александр Калягин считают месть бессмыслицей. Просперо отказывается от радости кровавого реванша. Грохочет гром, он падает на землю - и тут же внезапно прозревает и отказывается от мести, Звучат финальные аккорды, Ариэль парит над зрительным залом, призы­вая всех покаяться. А зритель уходит с надеждой, что ему удастся, наконец, справиться со всеми печалями, а если нет - он придет на этот спектакль еще раз и вновь переживет счастливые часы единения с волшебным миром Роберта Стуруа.

© 2007–2021, Театр Et Cetera

Официальный сайт Александра Калягина
www.kalyagin.ru

E-mail: theatre@et-cetera.ru

Адрес: 101000, Москва, Фролов пер., 2
Проезд: Метро «Тургеневская», «Чистые пруды», «Сретенский бульвар»

Схема проезда
Справки и заказ билетов
по телефонам:

+7 (495) 781-781-1
+7 (495) 625-48-47