Заказ билетов:
+7 (495) 781 781 1
Подписка на новости
Поиск по сайту
Версия для слабовидящих

МОСКОВСКИЙ ТЕАТР «Et Cetera»

Et Cetera

художественный руководитель александр калягин

главный режиссер Роберт Стуруа

Пресса

Германский принц стал томным самураем

Александр Соколянский
"Неделя" , 25.05.1998
В театре “Et Сetera” (что по-русски означает «И т. д.») состоялась чрезвычайно любопытная и красивая премьера: Михаил Мокеев со своими друзьями, художником Юрием Хариковы и хореографом Андреем Кузнецовым, выпустил «Принца Гомбургского» — пьесу, которую Генрих Клейст написал зимой 1809/10 года, меньше чем за год до своего самоубийства на Ваннском озере. Если есть спектакли, от которых драматурги переворачиваются в гробу, новый «Принц Гомбургский» именно из их числа. Это прельстительное зрелище, но, помимо того, утонченное и талантливое издевательство над святынями прусского романтизма. Пьеса «Принц Гомбургский» — ода армейскому братству, чувству долга, пафосу самопожертвования: предельно страстная и искренняя, как все, что делают неврастеники. Сюжет ее анекдотичен: молодой полководец, плохо понявший приказ, побеждает в битве при Фербеллине (1675) вопреки утвержденному плану боевых действий. За это его приговаривают к смерти. Жить хочется. Курфюрст Бранденбургский отдает судьбу принца в его собственные руки: раз так — сам признай себя невиновным. После подобного предложения, разумеется, остается только умереть с честью. Принц утверждает приговор, и его тут же прощают: плюс — лавровый венок, плюс — счастливая любовь и т. п. Самое интересное, что фабулу Клейст списал с натуры — с той оговоркой, что принцу Фридриху в год битвы при Фербеллине было на десять лет больше, чем автору пьесы, что он был женат вторым браком и жену в письмах называл «милой толстухой». Мы ведь на то и романтики, чтоб исправлять ошибки природы. Клейст совершил некое художественное чудо, впервые сумев соединить в одном сценическом характере немецкую идею порядка с немецкой же мечтательной сентиментальностью. Его Гомбург — герой-завоеватель, но в то же время — очарованный принц и восторженный лунатик. Мокеев и Хариков вспомнили, что время действия — последняя четверть XVII века — это заря эпохи рококо. Европейской изнеженности, однако, им показалось мало: они перемножили ее с японской витиеватостью. Эффект получился сногсшибательный. Ни искренность чувств героя, ни его верность долгу, ни готовность к жертве не оспариваются, но преувеличенная, экзальтированная витиеватость форм заставляет усомниться в том, что все это — чувства, долг, жертва — настоящее, а не марципановое. Юрий Хариков — самый знаменитый и, может быть, самый нужный из современных сценографов. В его декорациях каким-то озадачивающим образом стирается граница между настоящим и мнимым, естественным и бутафорским. Здесь всё предлагает собою полюбоваться и ничто не позволяет себя полюбить. Актеры, включая исполнителя заглавной роли Алексея Осипова, играют ровно и, по существу, бесстрастно. К переживаниям персонажей они относятся словно бы со снисходительной заинтересованностью: ну-ка, на что еще способны наши причудники? Страсти гордых воинов бушуют очень забавно. Слишком уж изукрашены финтифлюшками боевые доспехи в этом декоративном мире, слишком много позерства в этом пламенном героизме. Клейст сочинил себе принца Гомбургского, полагая, что жить с таким идеалом правильно и хорошо. Учитывая историю Германии в XX веке, я, задним числом, предложил бы посвятить спектакль театра “Et Сetera” Дню Победы.

© 2007-2019, Театр Et Cetera

E-mail: theatre@et-cetera.ru

Адрес: 101000, Москва, Фролов пер., 2
Проезд: Метро «Тургеневская», «Чистые пруды», «Сретенский бульвар»

Схема проезда
Справки и заказ билетов
по телефонам:

+7 (495) 781-781-1
+7 (495) 625-48-47