Заказ билетов:
+7 (495) 781 781 1
Подписка на новости
Поиск по сайту
Версия для слабовидящих

МОСКОВСКИЙ ТЕАТР «Et Cetera»

Et Cetera

художественный руководитель александр калягин

главный режиссер Роберт Стуруа

Пресса

Беда от нежного сердца

Ольга Смирнова
"Культура" , 31.12.1998
В фойе играет музыка, из динамиков льется что-то лирически-ностальгическое под гитарный аккомпанемент. Нарядная публика гуляет по фойе и потихонечку подтягивается в зал, предвкушая «встречу с прекрасным». Сзади воркует молодая пара, явно переживающая медовый месяц. Из нежного диалога выясняется, что билеты куплены супругом в качестве новогоднего подарка обожаемой половине. А между тем в зале гаснет свет, на сцене же под тревожную музыку заколыхались полупрозрачные белые занавески, заметались тени, в углу зловеще загудел и открылся старенький холодильник, изрыгая клубы дыма. Появилось всклокоченное существо мужского пола и безумного вида, с цветком в петлице, но босое. Мимически «пострадав», глотнуло что-то из флакона и упало замертво — без комментариев. Над ним тут же склонился румяный толстячок в розовом фраке — видимо, папаша. И тут явился Пушкин — с кудрями и в бакенбардах. Выкатил какой-то катафалк. Под белой тканью зашевелились, затем высунулись двое — девица с бородой и юноша с косичками. Надо полагать, Дед Мороз и Снегурочка. Заспорили, заголосили, вставляя в перепалку пушкинские строки. Апофеоз размолвки: на голову юноши с размаху водружается миска с капустой (по тексту пьесы: с салатом из моченых яблок, которые так любил Пушкин). Пара сзади заметно поскучнела. Она, не сдержавшись, звучно зевает, приговаривая: «Ох, Господи, Господи…» Он робко вопрошает: «Тебе не нравится?» В ответ — сдержанное молчание. А на сцене — прибавление. Еще одно голодное существо, облаченное в бронежилет, приводит с собой очередного Пушкина — просто Александра, без уточнения отчества. «Пушкин» — в гипсовом корсете и на костылях, безмолвен, но с дамой вальсирует. В отместку, то ли за моченые яблоки-капусту, то ли за измену с инвалидом, девушку предают смертной казни через заливание в рот кипящего шоколада. Уложенную на каталку, ее отправляют, по-видимому, в морг, а там — долгожданная встреча с отравившимся вначале, как оказалось, первым мужем. Еще один вальс — теперь уже на каталках, во время которого публику дополнительно развлекает настоящий фокусник, который бродит между рядами с железными кольцами и сует их в руки кому не попадя. В зале накаляются страсти. Зевки, покашливания и поскрипывания, посторонние разговоры, несдерживаемый смех. Молодожен виновато вздыхает, супруга же ехидно напоминает, что вообще-то в качестве подарка предпочла бы духи, как «у порядочных людей». Сцена в морге сменяется всеобщим воскрешением. Теперь некогда отравившийся возлежит на каталке с юной особой. Бывшая благоверная, недолго думая, «мочит» обоих из пистолета, проливая горькие слезы. Впрочем, все оживают вновь. Под занавес опять является папаша с младенцем на руках, утверждая тем самым свою неувядающую дееспособность. В качестве апофеоза выезжает какой-то поднос с кочанами капусты, в листья которой завернуты еще не рожденные дети. Общий поклон. Медовый месяц готов завершиться грозовой бурей. «Если у тебя завелись лишние деньги, лучше бы цветы мне купил или конфет, чем так издеваться». — «Сама ничего не понимаешь, другие же смотрят и даже хлопают». — «Ну и иди к другим. А я сегодня еду ночевать к маме». Р. S. Благодарим московский Театр “Et Сetera” и автора пьесы «Секрет русского камамбера…» за предоставление материала к этим заметкам.

© 2007-2018, Театр Et Cetera

E-mail: theatre@et-cetera.ru

Адрес: 101000, Москва, Фролов пер., 2
Проезд: Метро «Тургеневская», «Чистые пруды», «Сретенский бульвар»

Схема проезда
Справки и заказ билетов
по телефонам:

+7 (495) 781-781-1
+7 (495) 625-48-47