Заказ билетов:
+7 (495) 781 781 1
Подписка на новости
Поиск по сайту
Версия для слабовидящих

МОСКОВСКИЙ ТЕАТР «Et Cetera»

Et Cetera

художественный руководитель александр калягин

главный режиссер Роберт Стуруа

19.05.2000 Шейлок в виртуальном мире Наталия Балашова , "Московская правда" 05.05.2000 «Shylock» Is Rich and Poor John Freedman , "The Moscow Times" 02.05.2000 И Шейлок чувствовать умеет Нина Агишева , "Московские новости" 29.04.2000 Бессонница на скотном дворе Глеб Ситковский , "Вечерний клуб" 27.04.2000 …Нет правды на земле. Но правды нет и выше Наталия Каминская , "Культура" 27.04.2000 Они — венецианцы Мария Седых , "Общая газета" 26.04.2000 У кого чего болит, тот о том не говорит Дина Кирнарская , "Время MН" 25.04.2000 Толкование сновидений Олег Зинцов , "Ведомости" 25.04.2000 Это не сон Майя Одина , "Сегодня" 24.04.2000 Меловая звезда Давида Григорий Заславский , "Независимая газета" 24.04.2000 Пьеса о невозвращенном кредите Роман Должанский , "Коммерсантъ" 23.03.2000 Шейлок с компьютером Ольга Коршунова , "Новая газета" 01.03.2000 Что за комиссия, создатель? Евгения Тропп , "Петербургский театральный журнал" 01.03.2000 Не хочу быть взрослым Ольга Галахова , "Дом Актера" 28.02.2000 Игра любви и случая Екатерина Дмитриевская , "Экран и сцена" 19.02.2000 Выходить замуж трудно, но забавно Ольга Егошина , "Вечерний клуб" 15.02.2000 В мире сказочных грез Алексей Гончаренко , "Московская правда" 04.02.2000 Тетушка раскрыла тайну Эдуард Графов , "Век" 01.02.2000 Было весело и смешно Елена Мовчан , "Искусство" №6 14.01.2000 Рождество, волшебство, еt cetera Анастасия Горская , "Народная газета"
Пресса

Толкование сновидений

Олег Зинцов
"Ведомости" , 25.04.2000
В театре Et Cetera прошли премьерные показы спектакля «Шейлок» в постановке Роберта Стуруа. Это уже вторая в нынешнем сезоне версия шекспировского «Венецианского купца» на московской сцене.Вслед за Михаилом Козаковым, сыгравшим мстительного ростовщика-иудея в Театре им. Моссовета, в роли Шейлока на подмостки вышел Александр Калягин. Исполнить обязанности другого важнейшего фигуранта пьесы — венецианского купца Антонио — был приглашен Александр Филиппенко.На пресс-конференции, предварявшей премьеру, Стуруа объявил, что главной в его спектакле будет тема ксенофобии: «Я взял эту пьесу, потому что к концу XX века разразились такие ужасные этнические конфликты. Мы решили рассказать об этом странном человеческом качестве — не любить представителей других народов.»Ввиду актуальности проблемы классическая коллизия подверглась радикальной модернизации. Дивной красоты декорация Георгия Алекси-Месхишвили — столы с компьютерами на фоне цветущих сакур и огромный стеллаж с несколькими мониторами — смотрится как шедевр современного офисного дизайна. Героя-любовника Бассанио (Алексей Завьялов из Театра им. Вахтангова) и его друзей одели в стиле поколения next, злополучный вексель Антонио с обязательством выплатить в виде неустойки фунт собственной плоти размножили на ксероксе, инфантильной Шейлоковой дочери Джессике (Мария Скосырева) дали леденец типа «чупа-чупс».Подобный постановочный ход использовали и в Театре Моссовета — там режиссер Андрей Житинкин вручил всем персонажам по мобильному телефону, превратил венецианского ростовщика в банкира и разыграл шекспировский сюжет в эстетике телешоу, нещадно спекулируя при этом на том же мотиве ксенофобии. Однако различий в двух «Купцах» оказалось куда больше, чем сходства.История Шейлока в спектакле Стуруа — морок, фантасмагория, причудливый трип. Антонио здесь — почти что Просперо из «Бури»: он творит алогичный мир спектакля, существующий вне всякой зависимости от шекспировского текста, взмахом дирижерской палочки — до того момента, пока этот мир не выходит из-под контроля; ксенофобию Стуруа трактует как феномен глубоко иррациональный, спрятанный в подсознании и не имеющий никакого разумного объяснения. Этакий основной инстинкт, срабатывающий совершенно одинаково у любого персонажа.Калягинский Шейлок к пренебрежительному отношению, однако, не располагает. Этот респектабельный господин в черной тройке и с толстой сигарой в зубах временами удивительным образом напоминает Марлона Брандо из копполовского «Крестного отца»; в манере ростовщика можно заметить и властность, и спокойную уверенность в том, что он не тварь дрожащая, но право имеет. Впрочем, этот Шейлок способен и на страдание, и на трагический пафос: знаменитый монолог о том, что иудеи тоже чувствовать умеют, звучит со всей подобающей случаю патетикой.Но лучше всего Калягину и Стуруа удается не трагедия, а гиньоль. Финальная сцена суда разыграна в премьерном спектакле с иезуитской изощренностью и саспенсом настоящего ночного кошмара.А пробуждение Антонио наступает после другой дикой сцены: когда массовка, весь спектакль бодро приплясывавшая под музыку Гии Канчели, начинает исступленно избивать Шейлока и, надев на него шутовской колпак, усаживает на осла. Тут-то Антонио и просыпается в холодном поту: притча, увиденная во сне, завершается не моралью, но сеансом шоковой терапии, действующей куда как более эффективно.

© 2007-2019, Театр Et Cetera

E-mail: theatre@et-cetera.ru

Адрес: 101000, Москва, Фролов пер., 2
Проезд: Метро «Тургеневская», «Чистые пруды», «Сретенский бульвар»

Схема проезда
Справки и заказ билетов
по телефонам:

+7 (495) 781-781-1
+7 (495) 625-48-47