Заказ билетов:
+7 (495) 781 781 1
Подписка на новости
Поиск по сайту
Версия для слабовидящих

МОСКОВСКИЙ ТЕАТР «Et Cetera»

Et Cetera

художественный руководитель александр калягин

главный режиссер Роберт Стуруа

19.10.2018 Адольф Шапиро поставил неизвестную пьесу Пиранделло, где все слегка безумны Светлана Хохрякова , Московский комсомолец 17.09.2018 Гоголь и «Ревизор» московской школы в Театре Аргентина Родольфо ди Джаммарко , La Repubblica di Roma («Римская республика») 17.09.2018 Версия "Ревизора" Гоголя на сцене театра "Аргентина" Риккардо Ченчи , Eurocomunicazione 16.09.2018 Приехал ревизор. Он стар, обездвижен и сидит в инвалидной коляске. Энрико Фьоре , CONTROSCENA.NET 16.09.2018 В Рим приехал "Ревизор"! Нива Миракян (Рим) , Российская газета - Федеральный выпуск №7670 (207) 14.09.2018 Версия с Александром Калягиным и актерами труппы Московского театра «Et Cetera» Марикла Боджо , Criticateatrale.net 12.07.2018 Кто в замке король? В театре у Александра Калягина Татьяна Москвина , Аргументы Недели 23.05.2018 Лабардан по-московски Мария Кингисепп , Вечерний Санкт-Петербург 01.05.2018 Некто странной наружности Елена Омеличкина 16.03.2018 Когда хочется жить... Наталья Сажина , ТЕАТРОН 22.01.2018 Праздничный Ренессанс на сцене Et Cetera Любовь Лебедина , Деловая Трибуна 18.01.2018 Любов във време на нелюбов с Морфов в Москва Майя Праматарова , Площад Славейков 07.01.2018 Игра на живот и смърт по Морфов Майя Праматарова , ОБАЧЕ
Пресса

Партитура экстаза и ломки

Ольга Фукс
"Вечерняя Москва" , 11.10.2006
Композитор Владимир Панков, руководитель «Пан-квартета» и автор театральной музыки, поставил свой третий спектакль — по булгаковскому «Морфию» (первыми двумя были «Переход» и «Док.тор»). Рождение наркотической трагедии из духа современной музыки оказалось очень энергичным и получило определение жанра — sounDrama.Маленький Эфросовский зал театра “Et cetera” чуть не лопнул от наплыва звуков. Ритмично падали деревянные скамейки. Цокала на «пуантах» цинковых кружек фельдшерица Анна Кирилловна. Гремел Верди, и бравый мужской хор в сатиновых трусах и кирзачах заходился в экстазе: «Мор-р-рфий!» Панков аккуратно ампутировал доктора Бомгарда, который, став свидетелем гибели своего однокашника доктора Полякова, потом читает его дневники, больше смахивающие на историю болезни. «Морфий» рассказан от первого лица врача-морфиниста, которого бросила жена — оперная певица и который оказался врачом в сельской больнице, где сердобольная фельдшерица однажды сделала ему обезболивающий укол с морфием.Роль морфиниста потребовала от Алексея Черныха недюжинной физической выносливости. Начиная с того, что в прологе, пока зрители рассаживаются, он долгое время сидит на корточках в одежде явно не булгаковских времен. (Эти джинсы с футболкой современного наркомана в финале останутся лежать на помосте — человеческое тело из них буквально испарится.) И кончая тем, что львиную долю спектакля ему надо будет натуралистично изображать наркотическую ломку, да еще и попадая при этом в такт полностью ритмизованного действия. К чести молодого актера, в этой бешеной гонке экстаза и ломки он сумел сыграть и лирическую интермедию. Помогла ему в этом партнерша — Татьяна Владимирова (Анна Кирилловна). «Я?! Господи, неужели я?» — точно спрашивают ее глаза, виноватые от случайного, точно ворованного счастья, когда юный доктор, почти мальчишка, вызывавший у нее нежную симпатию, вдруг робко к ней потянулся.Владимир Панков мастерски сочиняет звуковую ткань спектакля, где любой жест, движение, созвучия в словах становятся своеобразными «нотами». Это тот нечастый случай в нашем театре, когда по спектаклю действительно можно составить партитуру.«Партитура спектакля» — мейерхольдовское определение, а Валерий Фокин однажды предпринял наглядную попытку записать спектакль нотами, значками и рисунками, издав партитуры своих спектаклей «Превращение» и «Нумер в гостинице города N».Всегда приятно видеть в театре гармонично выстроенный сценический текст. Однако все смыслы небольшого, да к тому же еще и укороченного булгаковского рассказа исчерпываются гораздо раньше, чем заканчивается «Морфий» сценический. А динамичную структуру текста с выдранными самим Поляковым страницами своего дневника все равно можно оценить только при чтении. 

© 2007-2018, Театр Et Cetera

E-mail: theatre@et-cetera.ru

Адрес: 101000, Москва, Фролов пер., 2
Проезд: Метро «Тургеневская», «Чистые пруды», «Сретенский бульвар»

Схема проезда
Справки и заказ билетов
по телефонам:

+7 (495) 781-781-1
+7 (495) 625-48-47