Заказ билетов:
+7 (495) 781 781 1
Подписка на новости
Поиск по сайту
Обычная версия сайта

МОСКОВСКИЙ ТЕАТР «Et Cetera»

Et Cetera

художественный руководитель александр калягин

главный режиссер Роберт Стуруа

Пресса

Газета «Русский инвалидъ» за 18 июля…

Елена Ковальская
"Афиша" , 27.03.2006
Идеолог социальной, документальной, молодой и прочей «новой драмы» Михаил Угаров на самом деле имеет вкус к XIX веку, смешным анахронизмам, старинным детским забавам и вещам вроде «высоких напольных часов с ленивым медным маятником» или «легких ширм, расписанных узкими подводными травами». Из этих вещей и словесной ворожбы Угаров строит собственные пьесы — антикварные лавки, которые затем населяет персонажами с мозгами и психологией вполне современной сборки. По крайней мере, так пьесы Угарова выглядят в его собственных постановках. Стоит вспомнить «Облом off» в Центре Казанцева; стоит видеть «Газету „Русский инвалидъ“ за 18 июля…» на малой сцене театра Et Cetera. Сюда из первого спектакля перекочевал угаровский протагонист Владимир Скворцов. Теперь он Иван Павлович, корреспондент «Русского инвалида» — и сам, как и Обломов, типичный русский инвалид: пережил любовную драму сродни драме Раневской из «Вишневого сада» и второй год подряд сиднем сидит в четырех стенах, заталкивая в китайскую вазу письма от донимающей его бывшей любовницы. Молодой его племянник (Алексей Лонгин) и племянница Сашенька (Наталия Житкова) с муфточкой, липкой от «конфект», водят с ним незначительные разговоры, этакие бла-бла-бла на темы, возможные как в веке девятнадцатом, так и сегодня, держа притом такие паузы, что Станиславский бы удавился от зависти. Сложно понять, куда автор клонит, пока не случается перипетия отнюдь не обычного вида. Как только начинает проясняться какая-никакая фабула, Иван Павлович решительно ее обрывает: «Ненавижу историйки! Ненавижу повести с сюжетом!» «Высокие напольные часы с ленивым медным маятником» (а все на сцене натурально антикварное, за исключением искусственных фикусов; за это отвечал сценограф Андрей Климов) — напольные часы идут вразнос, приближаясь к тому часу, когда возлюбленная героя назначила ему встречу, а он упрямо твердит, что в историю с сюжетом его больше калачом не заманишь. Ни в Аристотелеву фабулу с началом, серединой и концом. Ни в чеховскую пьесу, когда-то протестовавшую против сложившегося канона, но тоже превратившуюся в канон."Путевые заметки — это можно… Но чтоб там было без слова «вдруг», — настаивает главный герой, переоблачившись вдруг в черную рубашку и ботинки модного студента, и, закинув за плечи рюкзак, отправляется в путешествие не знаю куда, не знаю за чем, потому что «конец вообще неважен. Говорят, после него нет ничего. Но это неправда». Изящная вещь, что тут добавишь. Теоретический трактат в доступной форме. Публичное выступление по эстетическим вопросам. Теорема с доказательством. Только одно но: хорошо бы «Русскому инвалиду» выйти на сцене пятнадцать лет назад, когда он был написан. Сейчас о том, как Угаров напустил на сцене чеховского туману, а потом показал публике неприличный жест рукой (есть такой в его спектакле), вспоминали бы как о вызове замшелой традиции. Говорили бы, что угаровский «Инвалид» стал «Чайкой» нынешней «новой драмы» — социальной, документальной, наплевавшей на «историйки», вымысел, слово «вдруг» и Аристотелеву поэтику. Вот только любого рода фантазии — вещь малоубедительная; Угаров и об этом тоже написал.

© 2007-2019, Театр Et Cetera

E-mail: theatre@et-cetera.ru

Адрес: 101000, Москва, Фролов пер., 2
Проезд: Метро «Тургеневская», «Чистые пруды», «Сретенский бульвар»

Схема проезда
Справки и заказ билетов
по телефонам:

+7 (495) 781-781-1
+7 (495) 625-48-47