Заказ билетов:
+7 (495) 781 781 1
Подписка на новости
Поиск по сайту
Версия для слабовидящих

МОСКОВСКИЙ ТЕАТР «Et Cetera»

Et Cetera

художественный руководитель александр калягин

главный режиссер Роберт Стуруа

Пресса

Давид Смелянский: главное дело продюсера – любить артиста!

Елена Федоренко
"Культура" , 13.09.2007
Он относится к породе трудоголиков, и без него не было бы целого ряда грандиозных праздников и концертов. Мстислав Ростропович назвал его Дягилевым наших дней, а Андрей Кончаловский - идеалис­том: Продюсер-идеалист Давид СМЕЛЯНСКИЙ возглавляет Рос­сийское государственное театральное агентство, является генераль­ным продюсером Театра "Et Cetera"и профессором РАТИ (ГИТИСа). Сего­дняшний разговор посвящен фес­тивалям: ежегодным "Балтийским сезонам" в Калининграде и "Crescendo" которое возвращает в Россию молодых талантливых музы­кантов и открывает новые имена. В их основе высокая идея, потому что шагать с "Crescendo"no России - дело сложное и вряд ли прибыльное. Но это не смущает Давида Яковлевича, для которого показать российской провинции ансамбль горлового пения из Якутска гораздо важнее, чем удивить столицу европейским спектаклем. На это желающие есть, а вот открывать свои же таланты, взрастающие подальше от центра, посложнее будет. - После первых "Балтийских сезонов" говорили, что вы задали такую высокую планку, которую вряд ли удастся удержать. Тем не менее, вопреки прогнозам, вы не снижаете уровень художественных притязаний. Как удается? - В этом году "Балтийские сезоны" проходят в четвертый раз, и в их программе и Юрий Башмет с "Новой Россией" и театр "Пикколо ди Милано" отличные труппы Сергея Женовача, Бориса Эйфмаиа, и Московский ТЮЗ со спектаклем Генриетты Яновской «Трамвай "Желание”» Это, конечно, не все. Например, мы задумали замечательную программу – привозим в Калининград пять выпускных спектаклей театральных вузов стран! Каждый год будем теперь показывать театральное будущее мира, планируем привозить не только российских, но зарубежных выпускников. Считаю, что мир богат разными художественными событиями, их и нужно показать. Когда я говорю "мы", то имею в виду не себя в третьем лице, а Российское государственное театральное агентство. Но программу формирую в основном я и, как любой продюсер, стараюсь руководствоваться собственным пониманием того уровня, взять который - значит не изменить вкусу. Я как не занимался по­псой, так и не буду никогда ею заниматься. Конечно, были опасения насчет "Балтийских сезонов.'. Три предыдущих фестиваля мы устраивали в связи с постановлением Правительства и Указом Президента о юбилейных датах Калининграда и Калининградской области. Но сейчас уже завершаем четвертый, формируем программу пятого, и думаю, что тра,диция родилась, и родилась естественно. С этого года у нас бюджет консолидиро­ванный: федеральный, областной и спонсорский. Важную поддержку ны­нешнему фестивалю оказал губерна­тор области Георгий Боос. - Несколько лет назад вы рассказали об идее создать музыкальный фестиваль 'Crescendo', который будет собирать молодые таланты. Тогда же отметили, что, скорее всего, фестиваль будет проходить и по городам России. Причале странно: ведь в нашей, действительности, напротив, многие проекты нацелены на Запад - там легче добиться и успеха, и прибыли. Но обещание вы выполнили – через несколько дней "Crescendo" откроется в Екатеринбурге. - Идея фестиваля - пропаганда нового поколения русской исполнительской школы. А раз пропаганда, то он нe должен стоять на месте. В этом го­ду впервые начинаем проводить "Crescendo" в провинции. Я немножко опасаюсь этого слова, хотя сам родом из театральной провинции. Можно, конечно, сказать деликатнее: фести­валь проходит не в столичных горо­дах, но уж очень красивое и емкое понятие - российская провинция. Впрочем, с точки зрения музыки Екатеринбург провинцией не назовешь. Там мощная филармония с замечательным оркестром, которым руководит Дмитрий Лисе. - Привлекает не только оригинальность идей, но умение видеть перспективу и доводить задуманное до реализации. - Нам действительно удалось воплотить на практике идею "Crescendo" Первый год фестиваль проходил в Москве, второй - в Санкт-Петербурге, теперь - в Екатеринбур­ге. То есть он обрел ту форму, которую мы планировали: один провинциальный город, обязательное заключительное гала в Москве и одна из столиц мира. Гала в Москве состоится 28 сентября, далее - Париж. Помните, в 1907 году Дягилев провел первые пять филармонических концертов в Париже? В начале декабря - через сто лет! - мы проведем три концерта в Театре Елисейских Полей: выступит маэстро Темирканов со своим оркест­ром, солировать будут молодые - пиа­нист Денис Мацуев, скрипач Вадим Репин и трубач Сергей Накаряков. А в зале Гаво прозвучат камерные произ­ведения, их исполнят и вокалисты, и инструменталисты. 7 декабря в По­сольстве России будет прием в честь "Crescendo" и 100-летия Дягилевских сезонов и, конечно, концерт молодых исполнителей. - Залы в мировых столицах рас­писываются за несколько лет. Вы уже знаете, куда отправится "Crescendo" в дальнейшем? - На следующий год исполняется 100 лет Тель-Авиву, и мы ведем пере­говоры, чтобы "Crescendo" приняла столица Израиля. На 2009 год уже по­лучили приглашение в Карнеги-холл. - Фестивали, о которых мы говорим, стали уже традиционными. Появляются ли новые модели и формы их проведения? -Убежден, что фестивали застывшей формы, раз и навсегда заданной, постепенно начинают умирать. Вернемся к «Балтийским сезонам" Раньше вся его программа проходила на площадке Драматического театра Ка­лининграда. Ныне ситуация строится по-другому. На сцене театра идут спектакли, драматические и балетные, симфоническая музыка звучит в Кафедральном соборе, камерные вечера проводятся в зале филармонии, а студенческие спектакли - в Музыкальном театре. Недавно провели еще один эксперимент - в городе-курорте Светлогорске, под Калининградом, на берегу моря построили большую сцену, а на каскаде лестниц, спу­скающихся к берегу, поставили два партера: сидячий на 1100 мест и стоячий на 1000 мест. Джазовые концерты там имели огромный успех. Так структурно мы разрослись, и думаю, что фестиваль будет заполнять с все большее пространство. - Калининград не самый большой город. Как решаете проблему со зрителем? - Заранее объявляем программу. Это необходимо для фестиваля в связи с летним режимом работы. Опасения в том, что калининградцы отправятся отпуска и город опустеет, к счастью не оправдались. Многие меняют график отпусков, планируют отъезд с учетом интересующих их фестивальных событий. Это дорогого стоит, мы точно знаем, что 18 июля 2008 года в Светлогорске выступит «Терем-квартет» с "Виртуозами Москвы" а 19 июля - маэстро Темирканов с оркестром. На эти концерты уже сегодня бронируются билеты, причем не только жителями Калининграда. Выполняя ту первоначальную задачу, которую мы перед собой ставили, - выход на европейское пространство, связываемся с Польшей, Германией, Чехией, размещаем информацию в Интернете. Хотим, чтобы самая западная точка страны становилась и самой культурной точкой. Думаю, что своей обширной художественной деятельностью в Калининграде мы меняем художественную структуру области в целом. - На фестивалях замечен безу­пречный состав талантливых ис­полнителей. Есть ли какие-то тайны и секреты, которыми вы их при­влекаете? Ведь многих подчас не могут заполучить лучшие площадки мира, лучшие фестивали, а вам удается. - Сложно об этом говорить, потому что боюсь показаться нескромным. Что важно для профессии продюсера? Прежде всего - держать слово. Своим детям - студентам ГИТИСа - я всегда говорю, что им придется работать с артистами, погруженными в свой мир, и их общение с внешним миром порой не поддается общепринятым пониманиям и стандартам. У продюсеров в этом плаче есть только одна возможность - любить арти­стов. Как бы тяжелое ними ни было. Любить и не обманывать. Сейчас уже срабатывает некий запас авторитета. За четыре года «Балтийских сезонов» нам удалось создать собственный бренд, важный не только для зрителей, но и для исполнителей. Расскажу одну историю, которая произошла в этом году с «Пикколо ди Милано». Мы привозили легендарную постановку Джорджо Стелера, но перед фестивалем у нашего агенства возникли естественные финансово-организационные проблемы, которые требовали достаточно длительного времени для разрешения. Не было возможности перевести в Италию деньги, которые лежали на нашем счете. Итальянцы наверняка наводили справки и в итоге поверили моему честному слову. Рассчитались мы с театром позже. И вот вчера получил письмо от финансового директора с благодарностью и надеждой на дальнейшее сотрудничество. Так что полжизни работаешь на репутацию, а потом она работает на тебя. - Вы занимаетесь по преимуществу классическим искусством. И что бы ни говорили, оно элитарно. С другой стороны, сверхзадача ваших фестивалей – работа в провинции, социальные программы – направлена на популяризацию классики в массах. Уходят ли силы на то, чтобы простой житель купил билет на симфонический концерт? - Вы спрашиваете, уходят ли на это силы? На это уходит жизнь. Каждый день, каждая минута. Мне в июле исполнилось 60, и я решил не устраивать репетицию собственных похорон, - убежал с семьей на неделю в Италию, откуда должен был вернуться за несколько дней до открытия "Балтийских сезонов. Поездка оказалась бессмысленной: я круглосуточно говорил по телефону, не давал жить ни жене, ни дочери, все мысли были о подготовке фестиваля. Насчет билетов вы правы. Как на войну, иду на встречу с уполномоченными по продаже билетов, пытаясь их воодушевить продавать не только то, что имеет спрос, а и то, что, на мой взгляд, надо донести до людей. Поверьте, не мог продать "Московские каникулы" Льва Додина и "Царевича Павла" Эйфмана в первый визит. Не мог, и все. А когда калининградцы их узнали, разорвали кассу в клочья. В этом году не успели повесить афиши "Анны Карениной» Эйфмана - через пару дней ни одного билета. Это миф, что классическая музыка – исключительно элитарное искусство. Менталитет, в том числе и зрительский, - результат длительного воспитании. С Калининградом вообще сложно, город слишком долго был оторван информационно и художественно от России. В том числе и для того, чтобы этот вакуум разорвать, был создан фестиваль. Публика была неподготовлена, и мы старались дать художественную информацию о том, что привозим. Сегодня на симфонических концертах яблоку негде упасть и прием фантастический. Все уже стремятся на концерты Темирканова, Башмета, понимая, на что идут, и выдают адекватную реакцию – такую, какую мы хотели бы слышать и в московском БЗК. Надо донести до зрителей классику, потому что в отсутствии ее в сознании людей прочно занимает место та сомнительная эстрада, которую мы имеем. Свято место пусто не бывает. Для нас это тяжелая и не очень благодарная работа. А если говорить о финансовой составляю­щей, то эта работа экономически не может быть доходной, к сожалению. Телеканалы, помимо "Культуры", ко­торая принимается далеко не везде, как в упор не видели высокого искусства, так и не видят. Поэтому мы имеем бесконечные сериалы с убийствами, кровью, разборками, фабрики звезд, танцы на льду и на полу, шоу и аншлаги. Это, на мой взгляд, художественный обман. Почему телезрителей и страну держат за дураков? Кто сказал, что на пространстве России проживают одни потребители шоу-бизнеса? Как можно так не любить свой народ? - Знаю не понаслышке, что популярность вашего фестиваля велика не только в Калининграде, но и во всей области. Ситуация, с которой вы столкнулись а первые годы, была далеко не идеалистичной: неполные залы, сложности с продажей билетов, но тем не менее вы продолжили. Почему? Не сомневались - или этобыл своего рода профессиональный эксперимент? Меня а данном случае интересует психология продюсера. - Эта история из нескольких составляющих. Что касается меня, то я всегда нацелен на победу. Хотя, конечно не всегда были только победы. Но поражения для меня так тяжелы, что предпочитаю добиваться победы. Второе, как вы правильно заметили, - профессиональная составляющая. В бизнесе есть короткие деньги и длинные долгосрочные вложения, которые начинают работать через некоторое время. Рассматриваю свою ситуацию как долгосрочную, потому что если мы хотим поменять художественную структуру региона, то надо понимать, что это долгая, кропотливая работа. Если скажу, что все всегда делаю с удовольствием, это будет неправдой. Бывает – и с отчаянием, и с внутренним конфликтом – мол, зачем это все?! Но сам даю себе команду прекратить сомнения. Жизнь на колесах тоже надоедает, все время летаешь, живешь в гостинице, редко бываешь дома. Потом говорю себе: как иначе, это же надо делать. Я не о высокой идее, просто это работа, и у меня она такая. Сам ее выбрал и заставил людей себе поверить. - Вы все время говорите "мы"... - Благодарен моим коллегам. Без команды остался бы с идеями и ничего бы не получилось. За три года существования фестиваля мы показали 1500 исполнителей, 28 художественных коллективов. Их всех надо было привезти, положить спать, накормить, организовать репетиции, поставить декорации. Это огромный труд. А ведь фестиваль идет три месяца, и делают его пять человек. Мы нанимаем, конечно, технические службы, естественно, берем субподрядчиков, но тех, кто от начала до конца проводит всю организационную работу, - всего пятеро. Все работают со мной многие годы, мы уже по глазам понимаем, что с каждым происходит. И брюзжат иногда, и ругаются со мной - все бывает, но есть- в них особое качество - они гордятся фестивалями. Несмотря на то что формирую про­грамму сам, их позиция, их мнение для меня очень важны, поскольку все – люди театральные. - В работе вы терпеливый человек? - Нет, чересчур эмоционален, за что себя и ругаю. Но я такой, какой есть. Почему я иногда себя прощаю? Потому что у меня пожизненно внутренняя борьба с самим собой. Я все про себя знаю: вспылю и через полчаса ненавижу себя за то, что себе позволил, съедаю сам остатки своей печени. Зато мне важно, что Башмет, например, сказал, что приехал в Калининград потому, что здесь – замечательный фестиваль, отлично проходит и четко организован. В прошлом году привозили спектакль БДТ «Квартет», и Кирилл Юрьевич Лавров, сидя рядом с Алисой Бруновной Фрейндлих, отметил, что наш фестиваль не хуже Авиньонского. Лучше или хуже – не знаю: конечно, Кирилл Юрьевич – светлая ему память – хотел сказать приятные слова. Но то, что актеры так высоко оценивают фестиваль, приятно.

© 2007-2019, Театр Et Cetera

E-mail: theatre@et-cetera.ru

Адрес: 101000, Москва, Фролов пер., 2
Проезд: Метро «Тургеневская», «Чистые пруды», «Сретенский бульвар»

Схема проезда
Справки и заказ билетов
по телефонам:

+7 (495) 781-781-1
+7 (495) 625-48-47