Заказ билетов:
+7 (495) 781 781 1
Поиск по сайту
Версия для слабовидящих
Et Cetera

МОСКОВСКИЙ ТЕАТР «Et Cetera»

Et Cetera

художественный руководитель александр калягин

Пресса

Александр Калягин: Нам всем необходимо найти свою дорогу!

Борис Войцеховский
"Вечерняя Москва" , 22.06.2015
Международная летняя школа Союза театральных деятелей РФ завершает свою работу на этой неделе. О том, что происходит с театром, существует ли «кризис сцены» и необходима ли подмосткам цензура со стороны общества, «ВМ» рассказал руководитель школы – актер, режиссер и художественный руководитель театра «Et Cetera» Александр Калягин.

Несмотря на завершающийся театральный сезон, жизнь на театральных подмостках кипит активнее, чем бульон в скороварке. Одно неловкое движение — и пар вырывается изо всех щелей, обжигая каждого, кто находится рядом. На днях, к примеру, вновь случилось нехорошее: у нескольких московских театров прокуратура потребовала отчет за употребление мата и показ интимных сцен.

- В этой непростой ситуации вы руководите не только театром Et Cetera , но и проектом «Школа СТД», цель которого сформулирована как «поддержка молодых деятелей театра, активизация творческой мобильности, реализация творческих инициатив». Насколько сегодня востребованы инициативы, выходящие за границы привычного классического театра?

- Я не знаю, где лежат границы привычного классического театра, и вообще, какой театр вы называете «привычным классическим». Есть театр талантливый, и есть театр неталантливый, так же как инициативы — есть интересные, яркие, неожиданные, а встречаются идеи серые и банальные, при этом претендующие на авангардизм.

- Вот ваша цитата: «Что нужно для старта молодым талантливым людям, жаждущим сказать новое слово в искусстве? Прежде всего, необходимо пространство, где это слово будет услышано». Ваша школа, несомненно, такое пространство. Но… Не является ли она пространством искусственным, покинув которое, ученики столкнутся совсем с другой реальностью?

- Школа — это пространство для творчества, в котором оказываются молодые артисты из разных стран мира. Конечно, это пространство искусственно нами создано, которое живет в реальности всего один месяц. И в этот месяц участники школы очень многое успевают: пройти мастер-классы, научиться навыкам профессии, выпустить спектакль, сыграть роли… Наконец, подружиться. Это реальная жизнь школы, а после ее окончания каждый возвращается в свою реальную жизнь, которой жил прежде. Конечно, она другая, но это нормально.

- И там, в этой реальности, помимо всего прочего, существует и такая штука, как Союз театральных деятелей. Вы — его председатель. И, по идее, сейчас я должен был бы спросить у вас о чем-то глобальном. Но, исходя из всего вышесказанного, мучает совсем другой — простой — вопрос: а есть ли он вообще, этот союз?

- Конечно, Союз театральных деятелей есть!

- Я говорю не об организации как таковой, не о юридическом лице, а, скорее, о единомыслии, сплоченности, которых не наблюдаю.

- Союз, повторюсь, есть. Но поскольку это союз творческих людей, то нельзя не учитывать тот факт, что каждый творческий человек — это индивидуальность, не похожая ни на кого другого. Мы, люди театра, безусловно, все очень разные, с разными взглядами, разными вкусами, пристрастиями… Однако, поверьте мне: когда надо, наш союз сплочен и проявляет полное единомыслие. Когда надо встать на защиту интересов театра, все выступают единым фронтом.

- Александр Александрович, как думаете: цензура возвращается? Не так давно, например, была ситуация, когда на театр ополчилась церковь. Конфликт налицо. Как выйти из него?

- Театр должен наконец перестать заниматься провокациями — я давно об этом говорю... Я много раз предупреждал, что цензура может возникнуть не по требованию власти, а само общество может потребовать возрождения цензуры. Церковь же — часть общества, и ее позиция не может быть проигнорирована. Так что единственный способ избежать усугубления этого конфликта — искать пути диалога.

- Все претензии этого общества — к репертуару. Кто, на ваш взгляд, должен определять репертуарную политику? Раньше, к примеру, в каждом театре был завлит.

- Довольно странный вопрос. Конечно, художественный руководитель, а кто же еще? Он, и только он единственный, несет ответственность за все, что происходит на сцене!

- Между тем недавно назначенный директор Театра на Таганке Ирина Апексимова сказала не так давно о том, что художественный руководитель — это, по сути, атавизм. Мол, куда важнее иметь грамотного директора, который сможет приглашать хороших режиссеров. Согласны?

- Категорически не согласен. По сути это разрушение репертуарного театра. Грамотный менеджер нужен театру, кто спорит, но художественную линию театра, его стиль, направление определяет только художественный руководитель.

- Профессионалы от сцены не могут договориться между собой по многим вопросам. В том числе идеологическим. Вот итог: в последние несколько лет столичные театры достаточно четко разделились на «классические» и «современные». С одной стороны — Малый и МХАТ, с другой — «Практика» и «Гоголь-центр». Это раскол или нормальное явление?

- Театр всегда современен, хотя бы потому, что существует здесь и сейчас. Малый театр такой же современный театр, как и театр «Практика», просто они работают в разной эстетике. И это не раскол. Тот же Театр на Таганке в свое время работал тоже не так, как Малый или МХАТ имени Горького.

- Вспомним и вот что: уже долгое время как худруками, так и зрителями активно обсуждается вопрос, чем должен являться современный столичный театр. Он исключительно «храм искусства»? Или театр должен стать культурным центром, где были бы и кафе, и магазины, где проводились бы мастер-классы, лекции?

- Мне кажется, что абсолютно каждый театр должен определять свою художественную программу сам. А как может быть иначе! Кто-то, кто называет театр «храмом», считает, что он должен создавать спектакли и играть их для зрителей, и в этом и есть главное и, может быть, единственное предназначение театра. Кто-то строит культурные центры, и в этом тоже нет ничего плохого…

- Скажите, как специалист: может ли столичный театр сам себя прокормить исключительно постановками? То есть можно ли полностью обойтись без господдержки?

- Нет, не может.

- То есть вот эта поза — мол, и господдержка нам не нужна, и коммерцией мы заниматься не будем — это…

- Это утопия! Без поддержки живут только те театры, у которых есть спонсоры.

- В какую сторону вообще движется театр? Можете обрисовать хотя бы примерные перспективны?

- В журнале «Театрал» я веду колонку. И в одной из последних я процитировал Александра Сергеевича Пушкина:

Хоть убей, следа не видно;
Сбились мы, что делать нам!
В поле бес нас водит, видно,
Да кружит по сторонам.

Я думаю, что в сегодняшней ситуации театр кружит по сторонам, потому что давно уже нет одного направления. Я написал в этой колонке: на одной стороне стоит «воплощенной укоризною либерал-идеалист», а на другой стороне — «патриот», бьющий себя в грудь и призывающий запретить все и вся. И единственная перспектива, которую я вижу, это выйти на общую дорогу.

- Но пока этой общей дороги не видно. Значит, дело «пахнет» кризисом?

- Знаете… Кто-то искренне считает, что сегодня мы переживаем театральный ренессанс, кто-то убежден, что кризис. Но, по большому счету, совершенно неважно, кто из них прав...

- Терминология, правда, не важна. Куда важнее суть.

- Современный театр развивается, движется, меняется, обновляется, возвращается к традициям и расстается с ними — театр живет своей жизнью, независимо от того, как его оценивают.

© 2007-2017, Театр Et Cetera

E-mail: theatre@et-cetera.ru

Адрес: 101000, Москва, Фролов пер., 2
Проезд: Метро «Тургеневская», «Чистые пруды», «Сретенский бульвар»

Схема проезда
Справки и заказ билетов
по телефонам:

+7 (495) 781-781-1
+7 (495) 625-21-61